Логотип OldCassette.ru
Баннер OldCassette.ru

группа Сердца четырех


г.Москва 1969-1977
руководитель – Петр Лобанов

Рассказывает руководитель группы Петр Лобанов:

"ИЗВЕСТНОЕ О МАЛОИЗВЕСТНОМ"

Информация к размышлению: группа «Сердца четырех» (Москва), год создания – 1969, год распада -1977., руководитель – Петр Лобанов.
Группа «Сердца четырех» (с сентября 1969 по ноябрь 1971- носила название «Самоцветы») была одной из московских групп, которая в основу своего творчества положила исполнение песен собственного сочинения, а в период 1971-1972 годов собирала на своих выступлениях внушительные аудитории московской молодежи и студентов.


группа Сердца четырёх - Старая кассета oldcassette.ru
группа Сердца четырех (1972 год)
слева направо:
Г.Ананьин (бас гитара,бэк-вокал), А.Петрищев (гитара, вокал, бэк-вокал), О.Шлычков (ударные, бэк-вокал), П.Лобанов (гитара, губная гармошка, вокал)



--------------------------------------------
ПРЕДИСЛОВИЕ

К написанию этой статьи меня побудило чтение многочисленных публикаций на просторах Интернета исключительно о московских бит и рок группах, выступавших в 60-70-х годах минувшего столетия.
Вместе с тем поиски таких публикаций привели меня к заключению, что, практически, везде публикуются и повторяются воспоминания и статьи, в большинстве своем, о наиболее известных группах тех лет – Сокол, Скифы, Красные дьяволята, Скоморохи, Аракс, Машина времени, Воскресение, Високосное лето, Рубиновая атака, Второе дыхание, Удачное приобретение, Мозаика, Тролли, Атланты, Аргонавты, Оловянные солдатики и др.
А ведь в эти годы в Москве выступало и множество других коллективов, также как и вышеупомянутые «знаменитости», созданных или начавших свой музыкальный путь в различных московских институтах. К великому сожалению, количество таких публикаций можно пересчитать на пальцах одной руки.
Но ведь существовали и небезуспешно выступали в Москве группы Крестьянские дети, Кентавры, Бобры, Бальзам, Окна, Волшебные сумерки, Избыточное давление, Мечтатели, Строители, Знаки зодиака, Почтовый дилижанс и многие другие.
По крайней мере, мне довелось вживую слышать многих из этих «малоизвестных» групп, каждая из этих которых, как мне кажется, была по своему интересна и внесла определенный вклад в московское рок движение.
К таким относится и группа «Сердца четырех», в составе которой мне довелось играть с начала ее основания и до окончательного распада.
Поэтому я и написал эту статью, в которой повествуется не только о группе, но также о духе и особенностях того, на мой взгляд, прекрасного времени нашей молодости, которого, к сожалению, уже не вернешь, как бы нам этого не хотелось.

группа Сердца четырёх - Старая кассета oldcassette.ru
П.Лобанов -1975г.



--------------------------------------------
1. НАЧАЛО

Костяк коллектива сформировался в Московском геологоразведочном институте имени Серго Орджоникидзе (МГРИ), в буквальном смысле слова, 1 сентября 1969 года, когда я, а чуть позже и мой одноклассник - Гена Ананьин, с которым мы начали музыкальную деятельность еще в школе, познакомились с Сашей Петрищевым и Колей Соколовым, которые до поступления во МГРИ также играли в школьном ансамбле.
Первый сбор состоялся через неделю на квартире у нашего с Геной одноклассника - Леши Горина, который также поступил во МГРИ.
Кстати у Леши отец - Иван Стефанович, работал заместителем организации «Телерадиокомплект», что позволило мне достать там приличные микрофоны. Но разговор об этом ниже.

Вернемся же к этой первой встрече будущих участников группы. Там и произошло более тесное и предметное знакомство и, по сути, первая репетиция.
Саша Петрищев и Коля Соколов притащили с собой своего школьного друга Володю Смирнова, который играл на гитаре и неплохо пел с Сашей в «два голоса», исполнив в качестве «визитной карточки» несколько песен Битлз и Червоных гитар.
Но с Володькой как-то не заладилось, поскольку места гитариста и клавишника были (по определению) закреплены за Геной и мной, а Саша и Коля, как и у себя в школе, остались на позициях соло и бас гитариста. Володька же к предложению поиграть на ударных инструментах отнесся скептически и позиция барабанщика оказалась вакантной.
Зато между нами появилось полное взаимопонимание по любимым группам – Битлз и Червоны гитары. У Саши была даже хорошо сделанная самопальная 9-ти струнная гитара, как у Кшиштофа Кленчона из Червоных гитар, которую он привез с собой к Лешке.
Я, еще учась в школе, уже успел услышать Скифов, Соколов, с Генкой мы ходили на группу «Бальзам» в МВТУ, которая лихо играла кавера Битлз. Правда, помню, «голосов» слышно не было, видимо или голосовая аппаратура была «жиденькая» или не соответствовал баланс инструментальной и вокальной аппаратуры.
Саша Петрищев, с помощью своего старшего брата – Володи, был знаком с творчеством Мозаики и тех же Скифов. Так что в плане московского бита мы были в определенной степени подкованные ребята. Ну и, конечно же, все смотрели и были в восторге от ночного выступления группы Джефа Кристи на фестивале в Сопоте.

С учетом наших впечатлений от выступлений московских знаменитостей, было решено строить репертуар на песнях собственного сочинения, а с учетом ВУЗа, где мы начали учиться, по моему, Сашка придумал и красивое название - «Самоцветы».
Надо сказать, что музыкальное образование, в виде незаконченной музыкальной школы по классу фортепиано было только у меня, да и как говорила преподаватель Московской консерватории З.М.Гольдберг: «Бог подарил тебе абсолютный слух». Поэтому я и взял на себя функции художественного и административного руководителя группы.
Правда и у всех остальных ребят были определенные навыки, но, конечно, сольфеджио и нотную грамоту из них никто не знал.
А вот знание гитары было у всех неплохое. Ведь и меня научил играть на 6-ти струнной гитаре Гена Ананьин в школе, где мы с ним и сколотили первый коллектив и даже несколько раз выступали на школьных вечерах.

Первоначальный состав группы был определен без каких-либо разногласий:
Петр Лобанов – электроорган, вокал, бэк-вокал;
Александр Петрищев – гитара, вокал, бэк-вокал;
Геннадий Ананьин - гитара;
Николай Соколов – бас-гитара;
? – ударные инструменты.

Правда, я думаю, что Володя Смирнов был огорчен, хотя виду не подал, да и не настаивал на место за барабанами, поскольку, как потом выяснилось, очень надеялся на место четвертого гитариста группы (как первоначально было у Червоных гитар).
Естественно встал вопрос аппаратуры и гитар, микрофонов, стоек и т.д. С микрофонами дела обстояли неплохо в том плане, что у Саши и Коли в качестве приданного от школьной муз. деятельности были два «трамвайных» микрофона МД-44. Стойки было предложено сделать из подставок под экраны для домашних кинопроекторов, как это было практически у всех групп. Но вот аппаратура и ударная установка?
Вопрос аппаратуры был, естественно, наиболее актуальный, его решение было первостепенной задачей. Так вот, принимая во внимание, что мой отец был ректором МГРИ, на меня была возложена задача организатора «аппаратурного формирования» и дальнейшей легализации группы в институте.
На остальных было возложено задание по поиску барабанщика, а Коля Соколов торжественно пообещал писать тексты для будущих песен. Параллельно нужно было решать вопросы и с покупкой электрогитар, поскольку на тот момент гитары было две – это Сашкин самопал и моя «Стар-7», которую мне привез отец из Германии в честь поступления в институт.
На том и порешили.

Вскоре мне удалось решить массу организационных вопросов.
Первое и главное, получить одобрение в комитете комсомола о создании группы. Реакция была более чем положительная, так как к тому времени гремевшие в институте группы «Мюрмюзоны» и «Чудаки», по причине завершения учебы ее участников прекратили свое существование.
Секретарь комитета ВЛКСМ (время стерло из памяти его фамилию) буквально чуть ли не облобызал меня и сказал, что «институту нужен вокально-инструментальный ОРКЕСТР», репетировать будете в красном уголке 1-го корпуса общежития на Студенческой улице, где, по его словам, есть и вся аппаратура от канувших в лету институтских групп.
Однако, спустя несколько дней, встретившись с ним на «репетиционной базе», я с великим удивлением отметил, что аппаратуры там никакой нет, а есть лишь вернувшаяся после ремонта ударная установка «Trowa» и самопальный бас, сделанный по типу капли, как у Роллингстоунс, который, к тому же не строил.

Были еще какие-то ящики, наподобие звуковых колонок, которые Коля Соколов внимательно осмотрел и сказал, что они «раскулаченные» - то есть без динамиков и усилителей.
Эйфория от увиденного вошла в минусовый тон, как у нас, так и у представителя комитета, который вяло сказал, что они будут думать что делать.
Тем не менее репетиционное место было застолблено, а вечером того же дня в разговоре с отцом было получено обещание о выделении безналичных средств на покупку аппаратуры и инструментов, с условием что найти все должны мы, а институт оплатит по безналичному расчету.
Дело осталось за немногим –все найти и все купить.


--------------------------------------------
2. АППАРАТУРА

Читая многочисленные публикации и воспоминания патриархов московского рока, я отметил для себя, что как-то в большинстве этих публикаций выпали вопросы аппаратурного обеспечения. То есть вроде бы и не было никаких проблем. А проблемы были и немалые.

Что мы имели к концу 60-х, началу 70-х годов в Москве?
Музыкальные магазины на Неглинке, Нижней Масловке, секцию в ГУМе и Лейпциге.
Конечно же самым продвинутым магазином была Неглинка (Глина). Там собиралась вся московская бит тусовка, включая и тех, которых сейчас часто можно видеть на ТВ и слышать по радио (не буду называть фамилий).
Вообще на Глине с рук можно было купить практически все, но по цене примерно в 1,5-2 раза выше номинала (например: Регент 30(30Н) - 350-450р., Регент 60 - 700-800р., комплект аппаратуры BEAG, как тогда говорили «в масле», стоил порядка 4500-5000 рублей – цена «Жигулей». За гитару Стар-5 просили 230р., за Этерну - 350р., басовую музиму - 250р.).
Но не буду утомлять читателя этими частностями. Вот только в самом магазине практически ничего не было (или не успевало выставляться), за исключением чешской гитары «Торнадо» за 450р.

Так было, когда мы с Генкой и Сашкой впервые пришли в этот легендарный магазин.
Как сейчас помню, нашему взору предстали баяны и аккордеоны, мандолины и балалайки. Однако к нашей радости мы увидели чудо: немецкие «Клависеты» в комплекте с усилителем и колонкой MV-3!
Если не изменяет память, стоил этот комплект что-то порядка 600- 800р.
В голове сразу все настроилось на лирический лад, поскольку мы знали, что в Москве была группа «Бобры», которая играла именно на MV-3 и все звучало прекрасно. Идея была проста – покупаем 5-ть комплектов, «клависеты» отбрасываем, а MV-3 остается. Три на инструменты и два на вокал.
Коля Соколов был очень неплохой электронщик, умел паять и собирать схемы и заверил всех, что все сделает как надо.
Однако, на следующий день, когда Саша скромно спросил продавца можно ли их (Клависеты - 5 комплектов) выписать по безналу, то получил ответ типа, что он может ему выписать по безналу лишь колотушку от барабана.
Настроение резко ухудшилось и мы направились в муз. секцию ГУМа, где к своему удивлению увидели в продаже совковые 16-ти ватные комбики «Электрон-10» (на трех ножках) и электроорган «Юность», которые можно было купить по безналу.
Гена и Саша ребята были реалистичные и высказались в том плане, что нужно брать то, что можно взять, а вопрос добывания фирменной аппаратуры (в то время БИГи и Регенты) решать уже в «рабочем порядке». Лично для меня это, конечно, был не тот вариант, поскольку я не питал иллюзий от звучания этих аппаратов, и как мы будем решать вопрос с голосовой аппаратурой, но делать было нечего и я принял решение большинства как должное.
Коля при обсуждении как-то отмолчался, сказав лишь, что он все устроит и все будет звучать хорошо.

В результате аппаратура (5 «Электронов») и электроорган (причем достаточно быстро) были куплены и доставлены на «репетиционную базу», от которой мне был выдан ключ, а все мы были вписаны в списки на пропуск в здание.
Коля Соколов, как и обещал, предпринял героические усилия и 3 Электрона из пяти были задействованы на инструменты, а 2 Электрона он каким-то образом «запаралелил» и они стали «голосовыми». Ножки, которые входили в комплект «Электрона-10» были торжественно выброшены.
Путь к внесению вклада в историю московского рок движения был открыт и мы приступили к репетициям.


--------------------------------------------
3. ПЕРВЫЕ РЕПЕТИЦИИ

Видимо первые репетиции и притирка участников группы, по определению, дело не из легких. Но у нас этот период прошел как-то, на удивление, гладко.
Полагаю, что на это было несколько причин.
Во первых репертуар складывался наполовину из вещей, которые раньше играли Саша с Колей и мы с Геной.
Во вторых для меня не представляло больших трудностей скопировать гармонии песен с магнитофонных записей.
В третьих упор делался на песни «собственного производства», состоящие в основном из моих мелодий и текстов Коли Соколова, который «рожал» их со скоростью стрельбы пулемета «Максим», правда иногда в ущерб качеству.
Кроме этого не было проблем с пением на «2 голоса», поскольку все вторые голоса исполнял я, а к чести Саши Петрищева - он со своего «первого голоса» почти никогда «не соскакивал».

В плане инструментальном тоже каких-либо сложностей не было. Я лично всегда исходил из принципа, что все должно быть очень слаженно, а аранжировки не навороченные. Поэтому вокальные и инструментальные партии были у нас, как говорится, «простенькие, но со вкусом» и, самое главное, «без лажи».
По сути своей, как у Битлз на концертах в период 1962-1965гг.

Слушая сейчас бит-квартет «Секрет» я явственно слышу нас, но сорок с лишним лет назад, в 1972 году - как в вокальном так и в инструментальном плане.
Были конечно же и трудности, в основном организационного характера.
Репетировали мы в первом корпусе общежития. Так вот во время репетиций под различными предлогами в комнату просачивались живущие в общежитии студенты. И этот фактор самым негативным образом влиял на процесс. Но делать было нечего, пока других вариантов не было.


--------------------------------------------
4. ПЕРВОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ

Не знаю как уж все это распространилось по институту, но, буквально, на следующий день после доставки аппаратуры в красный уголок общежития, я был вызван в комитет ВЛКСМ, где мне со всей «комсомольской ответственностью» и безапелляционно заявили, что мы теперь являемся «официальным институтским оркестром» и первое выступление должно состояться на «Новогоднем голубом огоньке» в общежитии 31 декабря 1969 года.
Это было в середине октября. Я не воспылал энтузиазмом от этой перспективы, понимая, что нужно делать программу и это при отсутствии барабанщика и неполного комплекта гитар.
С унылым настроением я это все доложил ребятам, однако меня ждал неожиданный сюрприз. Ребята сказали, что на примете есть барабанщик – Вячеслав Гранников, ранее также игравший в школьном ансамбле, Сашке пообещали на выступление гитару «Марма», а бас гитару нам на выступление найдет брат Саши Петрищева. С репертуаром что-нибудь придумаем.
Так что первое выступление группы состоялось в новогоднюю ночь 1969-1970 на институтском «Голубом огоньке», который проходил в корпусе 2 общежития МГРИ, расположенном в студенческом городке на Студенческой улице.

группа Самоцветы - группа Сердца четырёх - Старая кассета oldcassette.ru
1970 год, одно из первых выступлений группы. Слева направо: Г.Ананьин, А.Петрищев (с арендованной гитарой "Марма"), Н.Соколов.


Репертуар на 3-х часовое выступление «слепили» быстро. Часть взяли из наигранного репетиционного материала, часть из школьного репертуара А.Петрищева и Н.Соколова, часть из того, что мы с Геной играли, что-то включили из моих песен школьного сочинения.
Барабанщик Слава Гранников достаточно быстро «вьехал» в репертуар, хотя мне и не все нравилось.
Выступление, правда, не обошлось без эксцессов.
По договоренностис руководством общежития, оно должно было длиться 3 часа, с 0-30 ночи до 3-30 утра, однако после первого часа выступления в помещение начала прорываться молодежь из других корпусов студенческого городка.
В результате скопления большой массы народа, танцы стали невозможны, в связи с чем выступление группы было прекращено спустя 1,5 часа после его начала к большому неудовольствию присутствующих.


--------------------------------------------
5. САМОЦВЕТЫ – ПУТИ ТВОРЧЕСТВА

Я уже говорил, что Слава Гранников как-то мне не показался, потом и ребята начали говорить о том, плюс к тому он и репетиции стал пропускать.
Нужно было искать замену, но дело это не простое, да и объявить Славке спустя всего пару тройку месяцев о том , что он нас не устраивает не так просто.
Помог случай. После весенней экзаменационной сессии Славу отчислили из института, и все решилось само собой.

А в августе 1970 года Гена Ананьин, который не добрал баллов в 1969 году, поступил в институт и привел в группу нового барабанщика Сергея Масло, который приехал в Москву из города Шевченко.
Сергей, конечно, был намного лучше Славы, и ударная секция зазвучала совсем по-другому.
В этот период в группе началось активное внедрение собственных песен, написанных мною на тексты Н.Соколова и А.Петрищева.
В 1970 году неожиданно решился вопрос с гитарами, когда в Москву поступила большая партия болгарских электрогитар.
Там продавался большой ассортимент гитар: басы-скрипки «Тримонциум» (а ля Хофнер-бас) и рогатые басы-полуакустики, шестиструнки-полуакустики, по моему назывались «Хеброс» и акустические со звукоснимателем, очень похожие на такие как были у Битлз.

Я хорошо помню как они поступили на продажу в магазин на Неглинной, так как мне поступил сигнал и мы помчались их покупать.
Зрелище было впечатляющее. У магазина выстроилась огромная очередь, как будто все московские музыканты были там. Хотя так и было, многие (ныне знаменитости) стояли с нами в этой очереди и купив гитару вставали «во второй круг», поскольку на руки продавался лишь один инструмент (на выбор).
Гитары продавались в картонных коробках, так как чехлы были из тонкой материи, если не изменяет память синего цвета.
Так вот после того как гитары закончились в продаже, все пространство возле магазина было завалено этими пустыми коробками.
Нам повезло и мы купили бас-скрипку «Тримонциум» для Коли Соколова и «Хеброс» для Сашки Петрищева.
Кстати, «Тримонциум-бас» купил там себе и бас гитарист ВИА «Веселые ребята» В.Витебский (экс-Орфей).
А уже на следующий день эти гитары продавались на Глине с рук по цене в полтора раза превышающей «госцену».

Но вернемся к Самоцветам.
С Сережей Масло мы долго не продержались, он сыграл с нами по-моему на 3-х выступлениях, а потом у него случилась операция и он выпал из коллектива.
Вместо него пришел барабанщик Олег Шлычков, который также приехал в Москву из г.Шевченко и имел не только музыкальное образование, но и хорошие вокальные данные.
По воспоминаниям Олега Шлычкова: « Я пришел в группу в 1971 году, ввиду того, что С.Масло после операции не смог больше работать в группе».
Однако как мне вспоминается, О. Шлычков влился в коллектив в конце 1970 года.

С приходом Олега состав стабилизировался в следующем виде:
Петр Лобанов – электроорган, вокал, бэк-вокал;
Александр Петрищев – гитара, вокал, бэк-вокал;
Геннадий Ананьин - гитара, бэк-вокал;
Николай Соколов – бас-гитара;
Олег Шлычков – ударные инструменты, бэк-вокал.

группа Самоцветы - группа Сердца четырёх - Старая кассета oldcassette.ru
группа Самоцветы (1971 г.) - П.Лобанов, А.Петрищев, Н.Соколов, Г.Ананьин.

В таком составе мы репетировали и выступали в 1970-1971 гг, играя на танцевальных вечерах в институтах, школах, НИИ, участвуя в сейшенах и в популярных тогда КВНах, проводимых МГРИ с родственными институтами Москвы и других городов.
Помню, в 1970 году, после сейшена в ДК «Трехгорной мануфактуры» на Пресне, ко мне подошел молодой человек и представившись представителем А.Градского, предложил приехать, уже не помню, кажется в ДК «Энергетик» для переговоров о совместной деятельности. Но я отказался, так как, конечно «понтов» у меня было много тогда – собственная группа, успех на выступлении и т.д. и т.п. А надо было встретиться, конечно.
Что было хорошо, так это что с подачи старшего брата А. Петрищева - Володи, который был бас-гитаристом и вокалистом в группе «Мечтатели» (с 1974 года – Знаки Зодиака), которая базировалась вместе с «Мозаикой» в МИИТе, мы быстро вошли в курс дела по манере исполнения и репертуару Скифов, Мозаики, Скоморохов.
Уже тогда Саша Петрищев применил фокус С. Дюжикова со струнами - две первые, вторая третья и т.д. и также применял «подтяжки» при исполнении сольных партий.

группа Самоцветы - группа Сердца четырёх - Старая кассета oldcassette.ru
на переднем плане Олег Шлычков

В 1970 году у нас случилось и первое ЧП.
Однажды, приехав на репетицию в общежитие мы обнаружили, что один из «Электронов» не работает. Коля Соколов, будучи самым продвинутым в области электроники углубился в дебри колонок и начал «прозванивать» схемы и ковыряться в усилках.
Заняло это примерно час времени, после чего Сашка Петрищев «узрел», что в «Электроне» кто-то банально снял все динамики. Настроение было полностью испорчено.
Это послужило определенным ускорением на поиск более качественной и мощной аппаратуры, с которой можно было бы играть концертные программы, которые мы, кстати, готовили, а также поиска новой, более безопасной репетиционной базы.

В те времена мы познакомились с Володей Каретниковым, который был радистом у группы «Мечтатели», а его брат одно время играл в группе «Мозаика».
С его подачи мы к 1971 году поменяли аппаратуру на более или менее приемлемую - музыкальный и вокальный комплекты аппаратуры мощностью 100 ватт, сделанные под заказ на заводе Мосмузрадио (был такой в Москве). Примечательно было то, что там можно было заказать аппаратуру на любую (в разумных пределах) мощность. При этом можно было использовать при изготовлении и свои динамики.
Правда, получив эту новую аппаратуру, если честно признаться, своей затеи купить аппаратуру «фирменную» по тем временам (BEAG, Regent) я не оставил и полностью осуществил ее, правда, лишь к 1974 году».
В 1971 году мы поменяли и гитары. Тримонциум-бас и Хеброс «поехали в Ухту», а вместо них мы взяли бас «Тайфун-2» и «Этерну». Колька «сваял» для Саши «дисторшн» по схеме из журнала «Техника молодежи», который, кстати, сильно подпортил нам выступление в МИИТе. Там перед началом концерта, когда мы выстраивали баланс звука в нем что-то замкнуло, в результате чего сгорел Сашкин усилитель.
Меняется и репетиционная база – сначала путем неимоверных усилий мы переехали в актовый зал Министерства рыбной промышленности СССР, гарантировав руководству Министерства играть на торжественных мероприятиях.
Однако задержались мы там недолго.

На одной из репетиций нас лицезрел и услышал некий министерский чиновник. Видимо репертуар и громкость звучания на него произвели «неизгладимое впечатление», в результате чего я был вызван в местную парторганизацию и мне было предложено в недельный срок подыскать себе новое помещение вне стен этого здания. На мое возражение о том, что были договоренности был дан ответ - это приказ, который не обсуждается.
Делать было нечего, в общежитие нас уже не могли заманить никакими калачами и группа переезжает в основное здание МГРИ на Проспекте Маркса (ныне Моховая).

В этот период у нас устоялся новый режим репетиций.
Два раза в неделю мы репетировали в красном уголке общежития, где занимались разучиванием новых песен и формированием их вокальных аранжировок под акустическую гитару или две гитары.
А в воскресенье с 9 утра до 19 вечера в главном здании института проводились уже полномасштабные репетиции с аппаратурой.
Все бы было хорошо, но через какое-то время у здания института стали скапливаться и слушать репетицию ребята хиппового вида. Видимо они услышали музыку, когда собирались на «хипподроме» в сквере факультета журналистики МГУ, что рядом с МГРИ. А это было в общем то чревато, так как институт был прямо напротив Кремля. Но, слава богу, обошлось.
Все вроде бы способствовало плодотворной и творческой работе, однако 1971 год принес и ряд «сюрпризов».


--------------------------------------------
6. САМОЦВЕТЫ - СЕРДЦА ЧЕТЫРЕХ

В начале ноября 1971 года Колю Соколова призвали на службу в армию. В этом же месяце группа в первый и последний раз выступила в две гитары, электроорган и ударные, на бас гитару перешел Г. Ананьин. Честно могу признаться, что выступление было неудачным, звучание было как сейчас говорят – никакое.
А причиной послужило то, что нас сорвали с первой репетиции без Коли Соколова, слезно попросив сыграть на каком-то геологическом мероприятии, которое, по стечению обстоятельств, проходило вечером того же дня в главном здании института. Ребята мы были сердобольные и согласились.
Но нет худа без добра!
После этого выступления принимается единогласное решение о выводе электрооргана из состава инструментов.

Группа приступает к репетициям в следующем виде:
П.Лобанов – гитара, губная гармошка, вокал, бэк-вокал;
А. Петрищев – гитара, вокал, бэк-вокал;
Г. Ананьин - бас-гитара, бэк-вокал;
О. Шлычков – ударные инструменты, бэк-вокал.

В том же году, принимая во внимание, что ранее безымянное ВИА под руководством Юрия Маликова получает название «Самоцветы» надо было менять название группы.
Это был тяжелый удар.
Смена названия группы было непростым делом, так как первоначальное название уже «засветилось» в Москве, но делать было нечего – против Росконцерта не попрешь.
В ноябре название группы меняется на СЕРДЦА ЧЕТЫРЕХ.

группа Сердца четырёх - Старая кассета oldcassette.ru
группа Сердца четырех (1972г) - перед выступлением

В этот период принимается решение и об изменении концепции выступления группы.
Репертуар коллектива формируется из песен собственного сочинения. Меняются аранжировки песен.
Помимо ранее привычного дуэта П. Лобанова и А. Петрищева, вводится расклад на 4 голоса и бэк-вокал.
На то была причина.

После того как я увидел выступление «Оловянных солдатиков», решение было однозначное – репертуар должен на 99% состоять из песен собственного сочинения. Только так можно чего-то добиться. А играть каверы, конечно можно, но зачем? Все равно один в один все сыграть очень непростая задача. Да и кому нужна группа без собственного лица. Мнения в общем то были разные.
В конце концов, сошлись на том, что концертный вариант программы должен состоять из собственных песен, ну а танцы можно разбавить англоязычными композициями.
На этом и пришли к общему знаменателю и засели за обновление старого репертуара новыми композициями.
Конечно, многим может показаться странным, но именно «Оловянные солдатики», (не Машина времени, Скоморохи, Ветры перемен, Мозаика и т.д.) стали для меня эталоном как концертного и танцевального репертуаров манеры подачи песен, так и оранжировок песен и звучания группы.

Это время, как мне кажется, было настоящим праздником, настоящим творчеством в группе. Мы тогда были на большом подъеме.
Володя Каретников сделал нам реверберацию на базе магнитофонной приставки «Нота», через него и, частично, на толкучке у Неглинной, взяли стойки «журавли» и микрофоны.
Хорошие «биговские» микрофоны я купил через отца Леши Горина в «Телерадиокомплекте», жаль но не случилось купить там «биговский» комплект аппаратуры по «госцене» - все сорвалось в самый последний момент.
Кстати Володя Каретников,правда уже где-то в 1975 году познакомил меня с Ваней Мелик-Пашаевым, с которым мы общались на «аппаратурной» почве года полтора и у него я купил ревербератор «Эхолана-2», который был до этого у «Машины времени».
Саша тогда поменял (кажется ездили мы в МЭИ) злополучный «дисторшн» на более качественный хотя и самопальный фуз и квакушку, сделанную из педали к электрооргану «Юность».
В то время у подавляющего числа групп в качестве ревербератора была «Нота».
Чем была хороша «Нота» в качестве ревербератора - через нее были включены микрофоны и, естественно писались все исполняемые песни.

Саша Петрищев как то говорил мне: «Мне сейчас «до соплей» жалко, что не осталось ни одной записи 1972 года. Коля Соколов, придя из армии, забрал кассету с записями к себе домой - послушать. Я хотел купить ему чистую кассету, а ту с записями забрать. Но не успел – он уже записал на нее какую-то «лабуду». А на этой кассете были все наши самые лучшие песни. Много бы дал сейчас, чтобы их услышать».

После 4-х месячного репетиционного периода, 7 марта 1972 года мы (группа «Сердца четырех») дали свое первое выступление с обновленным составом и репертуаром на танцевальном вечере в ДК «Красная пресня».
Видимо информация о нашем последнем «провальном» выступлении была известна и народу на этом вечере было не много.
Но то, что выступление было успешным – это точно. Все звучало очень красиво, плотно и чисто, это я могу точно сказать, так как специально пошел слушать из зала исполнение Сашей Петрищевым композиции «Rocky Raccoon» Битлз и «Анна Мария» Червоных гитар в дуэте с Олегом Шлычковым.

Информация об этом выступлении быстро распространилась по Москве и спустя две недели на выступлении в том же ДК пришлось прибегнуть к помощи дружинников на входе, однако, не смотря на это, количество публики, проникшей в помещение было такое, что танцы не получились и люди просто стояли и слушали песни.
Помню, что мы проходили в ДК по коридору из оцепления дружинников. Сашка тогда мне сказал: «Слушай, просто как Битлз встречают».

группа Самоцветы - группа Сердца четырёх - Старая кассета oldcassette.ru
группа Сердца четырех (1972 г.), П.Лобанов и А.Петрищев. фото с какого-то  выступления

В 1972 году у нас был сумасшедший график - выступления на многочисленных вечерах и танцах в московских вузах, а также ряд концертов в ДК Москвы и Московской области. Естественно стали становиться популярными песни собственного сочинения.

Я сейчас думаю, как удавалось сочетать это все с учебой в институте, сдачей сессии, всякими там лабораторными занятиями и т.д., наверное были мы молоды и жизнерадостны.
Выступления были достаточно интенсивными, а таскать многочисленную аппаратуру было делом нелегким. К счастью с нами всегда ездили еще человека 3-4, да и на местах выступлений каким-то образом появлялись знающие нас люди. Вот они и помогали нам в нелегком труде по выгрузке и погрузке аппаратуры и, естественно, проникали на наши выступления.
Единственное, что иногда к концу выступления «эти поклонники» исчезали и приходилось все носить самим.

По воспоминаниям А. Петрищева: « По моему, осенью (или весной) мы играли танцы в МГУ на 4-ом этаже главного корпуса. Через некоторое время после начала выступления я начал замечать, что народу все прибавляется и прибавляется.
Где-то через полчаса зал забился до отказа, да так, что люди начали наступать на микрофонные стойки.
Я тогда спросил у ребят, которые нас пригласили – в чем дело. Они ответили, что на 8-м этаже выступает группа «Глория», так вот весь народ оттуда «свалил» к нам».

В конце мая мы играли на чьей-то свадьбе в кафе «Хрустальное» (было такое на Кутузовском проспекте). Свадьба была в общем зале и спустя час после начала свадьбы в кафе выстроилась очередь.
После этого выступления нам было предложение от администрации поиграть у них в кафе до начала октября, но мы все должны были разъехаться по разным местам на летнюю практику. Так что не сложилось.
В том же 1972 году, после концертов в ДК «Созидатель» и ДК МИИТа, нас пригласили исполнить и записать ряд своих песен на Всесоюзном радио, однако я до сих пор не могу вспомнить, почему мы отказались от этого предложения.
Абсолютно не могу понять в чем была причина нашего отказа от выступления. Даже сейчас в разговоре с Сашей Петрищевым не можем вспомнить - в чем же была причина? Вроде бы все было « на мази».


--------------------------------------------
7. РАСПАД «ЗОЛОТОГО СОСТАВА»

А в середине 1973 года в группе происходят изменения, которые в итоге привели к распаду ее «золотого состава».
Вспоминаю, что по предложению, по моему Сережи Шадрина, который помогал нам во многих вещах, в том числе и материально, в группу вводится вокалистка Ольга Горохова.
Вскоре после этого барабанщик О. Шлычков заявил о желании перейти на позицию чистого вокалиста. На его место приходит, по настоянию А. Петрищева, его одноклассник и друг – Владимир Смирнов.
Как то незаметно, но в репертуар начинают включаться песни советских композиторов.

У меня была точка зрения о том, что песни Тухманова, например «День без выстрела» и другие не повредят, а у Саши Петрищева и Володи Смирнова было мнение противоположное – оставить старый репертуар, да еще и включить англоязычный блок песен. Однако я считал, что с таким разросшимся коллективом мы уже больше напоминали что-то типа ВИА.
На этой вот почве в коллективе начали возникать разногласия, которые к концу года накалили обстановку до предела.
В результате, в таком составе мы выступили лишь один раз.

Фактически эта «реорганизация» и погубила коллектив. Я сейчас не могу понять, зачем все это было нужно? Какая была идея? Может это была дань моде тех годов, когда во многих ансамблях появились вокалистки? Или усилить многоголосие и бэк-вокал? Может быть старый состав изжил себя, или наступила какая-то апатия в творчестве?
Спустя много лет не могу найти ответа. Репертуар был наигран и концертный и танцевальный. Звучание наше и манера исполнения, если сравнивать с нынешними группами – наверное больше всего была похожа на группы «Секрет» и «Старый приятель».
Хотя склоняюсь к тому, что продолжение выступлений в старом составе и, по сути своей, с почти не обновляемым репертуаром вызвало у всех некую усталость. Ребята хотели каких то перемен.

Однако перемен не произошло и, в результате всех этих коллизий, коллектив покинули сначала О. Горохова и О. Шлычков, а затем А. Петрищев и В. Смирнов.
Не нашлось места в составе и бывшему бас-гитаристу Николаю Соколову, вернувшемуся из армии. На предложение стать звукооператором (радистом группы, как тогда говорили) он, после недолгого раздумья, отказался.
Свое последнее выступление в «золотом составе» группа сделала, по просьбе старшего брата А. Петрищева - Владимира, собравшись вместе, в 1974 году на его свадьбе.

группа Сердца четырёх - Старая кассета oldcassette.ru
1974 год - последнее выступление "золотого состава" группы "Сердца четырех"
на свадьбе старшего брата А.Петрищева - Владимира.
Слева направо: Владимир Петрищев, А.Петрищев, Г.Ананьин


Там нам дядя Саши Петрищева вновь предложил записаться на Всесоюзном радио, но с учетом тогдашних реалий мы отказались, а зря. Может быть это и внесло бы некую реанимационную струю в группу и все вернулось бы на «круги своя».


--------------------------------------------
8. В ПОИСКАХ УТРАЧЕННОГО

В самом начале 1975 года, после недолгих переговоров в группу пришли гитарист Анатолий Островский и барабанщик Григорий Белькович, ранее игравшие вместе.
Толя появился в институте из г. Шевченко, где играл в группе «Актау». Приехал он со своим «приданым» - усилок MV-3, педаль «VOX» и гитара Музимовская «капля» - видимо заказная.

группа Сердца четырёх - Старая кассета oldcassette.ru
группа Сердца четырех (1975 г.) - Г.Белькович (ударные), Г.Ананьин

Вот они вместе с Гришей Бельковичем и играли в институтской группе, по моему «Глобус» называлась. Там Толик в качестве основного вокалиста-гитариста был. Играли они, в основном, на танцах.
Замены оказались адекватными.

Состав группы:
П.Лобанов – гитара, губная гармошка, вокал, бэк-вокал;
А.Островский – гитара, вокал, бэк-вокал;
Г. Ананьин - бас-гитара, бэк-вокал;
Г.Белькович – ударные инструменты, бэк-вокал.

группа Сердца четырёх - Старая кассета oldcassette.ru
группа Сердца четырех (1975 г.) - П.Лобанов и А.Островский

Как я считал, основной стратегией было возродить звучание и многоголосие Сердец четырех образца 1972 года. А с учетом песен, написанных А. Островским и моих новых песен на слова Г. Бельковича – обновить репертуар.
Для этого все было. И качественная по тем временам аппаратура на гитары Регент -30Н и МВ-3, на бас – BEAG, на голос Регент-60 с ревербератором «Эхолана-2», и голоса в хоровом пении очень хорошо совмещались по тембрам.
Однако задуманный план реализовать, по различным причинам, не удалось. В данном составе группа просуществовала до января 1976 года, когда А. Островский и Г. Белькович покинули коллектив.

Я думаю, что все-таки основной причиной была невозможность мирного сосуществования двух лидеров, Толик не мог смириться, что не он определяет политику группы, как это было до прихода к нам. Ну и я тоже этого не любил. В общем, получается, что не поделили «власть».

группа Сердца четырёх - Старая кассета oldcassette.ru
группа Сердца четырех (1975 г.) - П.Лобанов, А.Островский, Г.Ананьин

Понимая, что репертуар и коллектив «не складывается», мы с Геной уже в декабре 1975 года наметили новых членов группы.
Гена нашел в каком то ДК и мы пригласили в группу Татьяну Чубарову - вокалистку с хорошим диапазоном и музыкальной подготовкой и, помимо этого, играющую на гитаре, а также барабанщика Андрей Тяхта (экс-«Мечтатели»), нашего с Генкой старого знакомого.

Состав группы:
Т.Чубарова – вокал,бэк-вокал, акустическая гитара;
П.Лобанов – гитара, губная гармошка, вокал, бэк-вокал;
Г. Ананьин - бас-гитара, бэк-вокал;
А.Тяхт – ударные инструменты.

Я тогда был в восторге от манеры исполнения польской группы «Трубадуры», когда они играли в составе: Житковяк, Кравчик, Ковалевский и Лихтман. Особенно после их концерта в Театре эстрады. Это и пытался внедрить в исполнение нового коллектива.
Репертуар пересматривается. Упор сделали на мои новые песни, основной вокал Т. Чубаровой с моими и Генкиными «бэками».
На выступлениях появляется световая аппаратура, включая стробоскоп, который принес новый звукооператор Андрей Сердюченко.
Группа в таком составе репетировала и выступала до января 1977 года.

Сейчас, спустя сорок лет, я отчетливо понимаю, что не надо было пересматривать репертуар. Надо было взять за основу репертуар 1972 года и просто «преломить» его к новому составу, сделать новые аранжировки. Таня, со своим музыкальным образованием, быстро бы сориентировалась.
Но не сложилось, в январе 1977 года, в силу определенных причин, коллектив покидает Т. Чубарова.

После ухода Тани, мы некоторое время выступали втроем с упором на мой основной вокал и редкий бэк-вокал Гены.
Мне, честно говоря, надоело одному петь практически все песни, получалось, что это не группа, в классическом варианте. Все это было уже не творчество. Никаких концертов, а «чес» - танцы, свадьбы и т.д. и т.п. Я все больше с ностальгией вспоминал группу «Сердца четырех» образца 1972 года.

Вот тогда, пытаясь помочь мне возродить многоголосие группы «Сердца четырех», Андрюша Тяхт начал организовывать переговоры со своими знакомыми: вокалистом и клавишником Сергеем Владимирским и гитаристом Александром Троицким (экс. Мечтатели, Знаки зодиака), а также бывшим соратником по сцене: руководителем группы «Строители», саксофонистом и вокалистом Владимиром Терешиным.

группа Сердца четырёх - Старая кассета oldcassette.ru
А.Тяхт - барабанщик группы "Сердца четырех" в 1976-1977гг.

Однако часть переговоров не состоялась, а часть, в силу разных причин, не увенчалась успехом.
А варианты возвращения в группу А. Петрищева и О. Шлычкова, а также привлечения к работе в группе клавишника Вадима Маслова (экс. Славяне, Знаки зодиака) не нашли одобрения у Г. Ананьина.

Вскоре после этих событий Гена заявил о завершении музыкальной деятельности.
По-моему какая-то безысходность, да еще и то, что Гена собрался жениться, послужило причиной его ухода из группы.
Для меня это было как гром среди ясного неба, так как с Геной мы прошли долгий путь с начала создания группы, и он был всегда на моей стороне.
После этого уже ничего больше не хотелось и мы с Андреем Тяхтом приняли решение завязать с музыкой.

Я, после этого, поиграл немного клавишником и бэк-вокалистом в ВИА «Вешние воды» при ДК Правда. Руководил этим коллективом композитор К. К. Титар.
Это был такой большой ВИА с женской вокальной группой и духовой секцией, которая потом ушла к А. Макаревичу.
Там было все очень серьезно. К. Титар расписывал каждому вокальные партитуры песен советских композиторов и своих композиций. Выдержал я там , по моему, месяца два или три.

Вот такова история одной из многочисленных московских групп, которая, может быть, и не была заметна среди «знаменитостей» тех далеких лет, но в определенный период своего творчества собирала внушительные аудитории молодежи и студентов, многим из которых уже за 60 лет.

К сожалению, более или менее качественных записей группы не сохранилось. Есть несколько восстановленных записей, относящихся к периоду 1975-1977 гг., но они невысокого качества (даже после оцифровки), так как все писалось с голосовых микрофонов с линейного выхода Регента -60 на магнитофон.
В настоящее время никто из участников группы «Сердца четырех» музыкой не занимается.
Ушли из жизни Николай Соколов (игравший в группе в период 1969-1971 гг.) и Андрей Сердюченко (звукооператор 1976-1977 гг.), а также старший брат Саши Петрищева - Владимир.




Группа Сердца четырех в песнях и фотографиях

Песни группы "Сердца четырёх":

Море дышит
Да или нет
Над миром
Если хмурить брови
Старый маленький автобус

К большому сожалению, многие из песен группы были утеряны, то есть слова этих песен сохранились, но самих записей нет. И здесь, как обычно, мы обращаемся с просьбой к нашим читателям: если вдруг у кого-то из вам есть записи группы "Сердца четырёх" (в любом качестве), пожалуйста, поделитесь ими. Мы (и участники группы, и поклонники их творчества, и администрация сайта) будут вам за это благодарны.

ДЛя того, чтобы освежить в памяти эти утерянные песни, мы публикуем и названия этих песен и их тексты:

Хочешь не хочешь
Куда идет вода
Ночные размышления о журавлях
Ярмарка
Беспокойные ребята
Джинн
История этих слез
Осенний пан
Заяц-феномен
Новое поколение
Зови меня на ты
Моя мечта
Снова вместе
Храни любовь
Выпал первый снег
Белая ночь
Песня как ветер
Дорога за приоткрытой дверью
Снова сердце распахнуто настежь
Ожидание
Карусель